Перейти к содержанию

Туранчекс

GRIBO-ПОЛЬЗОВАТЕЛИ
  • Публикаций

    1 238
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Победитель дней

    27

Туранчекс стал победителем дня 24 мая

Туранчекс имел наиболее популярный контент!

Репутация

529 Очень хороший

2 Подписчика

Информация о Туранчекс

  • Звание
    VIP Member

Converted

  • straine
    Профессор в золоте.

Посетители профиля

Блок последних пользователей отключён и не показывается другим пользователям.

  1. Ну что ребята. Не задолбал я вас своими рассказиками? Нет? Хочется верить что нет. Тогда представляю вам свою новую работу. В стиле криминальной драмы, от первого лица. Добро пожаловать в мир преферанса и азарта. Надеюсь вы приятно проведете время в обществе картежников и бандитов. Ценители творчества Гая Ричи и Торантино оценят. Опасная игра. - Мизер! – Объявил я, и с замиранием в сердце посмотрел на игроков. Никто не мог или не хотел со мной тягаться, а может надеялись на мой промах. Взять на мизере можно легко и просто, все зависит от расклада и конечно же от прикупа. И порой выгодней завалить конкурента нежели набрать очки самому. Этой довольно сложной игре я научился у русских парней, торгующих наркотой в Маями. Редкая, мало известная игра в штатах, но есть любители и знатоки, как правило люди с деньгами, с большими деньгами. В чем хитрость катать в покер, когда у тебя конкурентов пруд пруди, но вот преф, преферанс игра аристократов и настоящих мужиков с большими яйцами. Тут надо думать и думать хорошо, а я это умею и умею делать это отменно. Поэтому будучи не востребован в Калифорнии решил переехать в Нью-Йорк. В большем яблоке было много тех, кто уважал эту игру и готов был побороться за право унести банк. И это были не только русские хотя конечно они преобладали. Игроки один за другим пасовали, что дало мне право на прикуп. Я потянулся к двум заветным картам, надеясь на чудо. На чудо, потому что я был в отчаянном положении, ибо мои карты не были идеальны для заявленного мной мизера и только мелочь в прикупе могла меня спасти. Я не рассчитал свои силы и сел играть с настоящими монстрами преферанса, а может меня просто подставили. Скосив глаза на роспись, я увидел, что нахожусь в очень невыгодном положении и, если я не вытяну этот мизер, мне конец. Конец потому что, я поставил на кон не только все бабки что имел, но и жизнь. Но самое главное было в том, что на кону стояла моя репутация. А репутация в мире, в котором я живу дороже денег и жизни. Я сел за этот стол играть с этими людьми не потому что нуждался в деньгах, хотя конечно зелени много не бывает, мне надо было доказать, что достоин статуса, на который претендовал. Переехав два месяца назад из Майями в Нью-Йорк, я решил не быковать в чужом доме, а испросить разрешение у хозяина раздевать лохов и любителей пощекотать себе нервишки. Сделав пару звонков нужным людям меня свели с «Ракетболом», известного как Марчелло Калини. Свое прозвище Марчелло получил из-за своей страсти к этой безобидной игре напоминающая сквош. Как по мне, так игра не заслуживала внимание серьезного человека. Но Марчелло Калини играл в ракетбол каждый день и даже участвовал в каких-то там соревнованиях считаясь профессионалом. Федералы очень «любили» Ракетбола за его веселый нрав и своеобразное чувство юмора. Человек такого калибра как Калини находился под колпаком у ФБР. И каждый раз, когда он желал побыть наедине он придумывал самые разные способы сбросить со своего хвоста парней из отдела по борьбе с организованной преступностью входившую в структуру Управления криминальных расследований. Ракетбол переодевался и гримировался примиряя на себе самые разные образы. Поговаривали, что на него работал один из лучших спецов гримеров работающий в свое время в Голливуде, но попав там на воровстве отмотал срок в Пелекан-Бей, а потом был взят под крыло Калини и с тех пор он работает на босса мафии маскируя его рожу, чтобы никто не догадался. Ракетбол любил образы священнослужителей, в обойме его предпочтений были священники, пасторы, раввины, мусульманские шейхи, буддийские монахи, и прочее. Я думаю, что в нем умер талантливый актер, и кто знает, не родись он Калини может уже покорил бы Голливуд или Бродвей. Говорят, Ракетбол был очень набожным человеком, что не мешало ему крошить черепа, резать горла и сжигать заживо должников вместе с их семьями. Нью-Йорк – город контрастов, словно древний Рим собравший под свое крыло все народы мира, город где спокойно могли соседствовать и сосуществовать такие районы как Манхеттен – центр мирового капитала, белых воротничков и мудаков банкиров, которые мало чем отличались от Марчелло и ему подобных с Бруклином с его Брайтн-Бич в котором оседали словно чаинки в стакане эмигранты с бывшего СССР. В Бруклине окопавшись, заправляли русские и евреи и лучше было туда не соваться, чужих эти ребята не любили, проворачивая свои дела тихо и не заметно для всех. Зеленый Бронкс с его многочисленными парками – заповедная зона большого яблока, черный Гарлем – мир нищеты, талонов на еду и наркотиков - бельмо на глазу большого великана. Не примечательный всеми забытый Статен-Аленд и наконец Квинс, Квинс – Клондайк из наций и народностей со всего земного шара, кого тут только не было. Борьба за право хозяйничать на улицах Квинса велась в основном между итальянцами и ирландцами, хотя справедливости ради стоит отметить, что уже долгое время между ними соблюдалось статус-кво. Поделив район с ирландцами, итальянцы удерживали его большую часть. Учитывая специфику моей работы логично было бы попытаться осесть в Брайтоне, но с моей рожей макаронника это было не выполнимой задачей. И я двинул в Квинс надеясь быть принятым своими итальянскими «родственниками». Клан Калини наравне и с другими итальянскими кланами занимались разным, описывать сферы их деятельности не вижу смысла. От тривиального рэкета и до торговли оружием. Марчелло имел серьезный вес в семье Калини, он отвечал за подпольные казино и свору катал в число которых я и рассчитывал войти. - Как тебя звать пацан? – Спросил меня не приметный на первый взгляд мужик, он хорошо был осведомлен и прекрасно знал как меня зовут, кто я и даже какое белье я ношу, но это игра в которую необходимо играть, если ты хотел привлечь его внимание. - Боби, мистер Марчелло, - ответил я, не отводя взора, стойко выдерживая его тяжёлый взгляд. - Итак Боби ты приехал из Майями желая пастись на моих лугах? – с ленцой спросил Ракетбол, хищно облизнув тонкие губы. - Все верно мистер Марчелло. - И что заставило тебя думать, что ты тут желанен Боби? - Я профессионал мистер Марчелло, я могу быть полезен семье и Вам лично и наконец я итальянец, по отцовской линии, - не отводя глаз от этого волчары твердым голосом сказал я. - Почему не покер, Боби? Кому нужен этот преферанс? Это игра долбаных славян и жидов, - достав из деревянного футляра сигару и потянув носом аромат отменного табака из Гаваны, спросил он. - Покер я тоже могу, и лучше многих. Но преферанс игра редкая, и знатоков ни так много, тем более в Квинсе. Но любители есть, и у этих любителей есть деньги, а спецов таких как я у Вас не так много. Вот поэтому Вам и нужен Боби, мистер Марчелло. - Ты действительно так хорош как себя рекламируешь? – Улыбнувшись спросил Ракетбол склонив голову набок. - Смею Вас заверить босс, - твердо ответил я. - Я тебе еще не босс, осади коней. Посмотрим сперва на что ты способен. Но, давай сделаем игру более интересной, – сказал он, а я весь напрягся, потому что от этого массовика затейника можно было ожидать, что угодно. – Я устрою тебе игру. Переживешь ночь и выйдешь оттуда с банком, ты в моей команде, а нет… - и он захохотал будто сказал что-то смешное, - а нет, я устрою тебе пышные похороны за свой счет. Что скажешь Боби? - На другое я и не надеялся, - проглотив подступивший к горлу ком, ответил я. Две заветные карты, лежащие рубашками вверх, манили, скрывая мою судьбу. Настоящий игрок должен уметь полностью владеть собой, иначе противник почует твою слабость, и возьмет след. Страх имеет специфический запах, даже не запах, а вонь, страх смердит давая возможность другим понять, что ты за человек. Такого преимущества я не собирался им давать. Титаническим усилием подавив дрожь в руках я потянулся за прикупом. Шестерка червей! Внутри ликую. Отлично вписывается в расклад. Медленно беру карту и скидываю вольта пик, который словно мина замедленного действия опасно соседствовал с девяткой. Вот он – момент истины. Карта, которая решит жить мне или нет. Мои трефы словно стая голодных гиен ждали команды фас. Большая черная дыра, которую если не закрыть чем-то мелким повесит на меня паровоз, как любил говорит Сеня Хаймович натаскивая меня в преферанс. Медлить больше нельзя, и я вскрываю вторую карту из прикупа. Сердце остановилось, воздух застыл, сперло дыхание, руки стали тяжелыми, а карта представшая перед мной была неподъёмной - тонну весом. Туз крестей! Моя надгробная плита, крест над моей могилой, отпевальная молитва, кадишь, *Я матершинник*, который если и приходит неожиданно, но не в этот раз. Его я призвал на свою голову осознано, решив, что я такой крутой, а теперь эти улыбающиеся рожи накинут мне на мою трефу с пяток взяток. Что окончательно похоронит мою надежду выйти из игры если не сухим, то хотя бы не сильно намокшим. Надеется на их ошибку не приходится. Это настоящие акулы преферанса. И где только проклятый Марчелло их нашел. Мда, много я о себе возомнил, ох много. Если выживу вернусь в Майями раздевать лохов в прибрежных барах. Вопрос выживание предстал пред мной очень остро, как никогда. - Ну что Боби, согласен на восемь взяток? – Спросил огромный детина Саша Верник с кулаками с пудовую гирю в которых миниатюрные карты казались насмешкой над всем что я знал и к чему привык. Он откровенно издевался над о мной. Восемь взяток?! Разницы уже никакой не было. Что пять, что восемь, я уже не жилец. - Играем! – Буркнул я и сузил глаза, что бы игроки не могли прочесть в них мое отчаяние. - Будь реалистом пацан, - подал голос, молчащий до сих пор пожилой мужчина фамилии которого я не знал. Его все звали дядя Сережа. Видимо известный и уважаемый в своих кругах человек. – Твой мизер изначально был жалкой попыткой взять то, что тебе не принадлежит. Я же не слепой еще и свои карты вижу. - Ага! – Весело вторил этим двоим смазливый и совсем молодой пацан Карло Тунито, непонятно как затесавшийся итальянец в русско-еврейской бригаде. – Тебе жопа Боби. Сдавайся. Чур, я забираю его кожаную куртку. – подмигивая мне сказал Карло. - Хватит болтать языками. Играем. – Я решил испить эту чашу позора до дна. Игра была слита это было понятно и так. Но сдаться сейчас было неприемлемо. - Боб! Ты надеешься, что мы совершим ошибку? Хочешь оскорбить? – нахмурившись спросил Саша. - Хочу еще пожить пару лишних минут. Я что много прошу? – Вспылил я, впервые потеряв контроль. - Играем! – Пожал плечами дядя Сережа и пошел в пики. Идеальная координация ходов. Эти трое были словно одним организмом они словно читали мысли друг друга. Подлавливая меня, обходя и обгоняя. Я был напряжен как струна, пот заливал мне глаза, а руки дрожали от возбуждения. Я сделал невозможное, я не дал им провезти себя на паровозе. В итоге взял не больше четырех взяток, чем приятно удивил компаньонов. Это была самая лучшая в моей жизни игра. Апофеоз профессионализма и концентрации. Сегодня я по-настоящему почувствовал жизнь, с которой мне видимо придется распрощаться. - Будем расписывать или и так понятно? – С печалью в голосе спросил дядя Сережа. Видимо его не привлекало быть частью этого фарса, который устроил Ракетбол. - И так понятно, - сказал я обреченно, соглашаясь с неизбежным. – Спасибо за игру господа. - Тебе спасибо Боби, - буркнул Саша. Один из быков Марчелло, который всю игру тенью стоял в углу комнаты наблюдая за происходящим, бесшумно зашел мне за спину, и я услышал звук взводимого пистолета. - В голову, куртку не попорть идиот, - закричал сидящий напротив меня Карло. Затылком я почувствовал холод вороненной стали, меня мутило, время отсчитывало последние мгновенья мой никчёмной жизни. Кажется, я услышал оглушительный хлопок, разрывающий мои ушные перепонки, я не уверен, потом сильный толчок бросил меня вперед – на игральный стол, на карты… …Сильнейшая боль разрывала мою многострадальную голову на части. «…куртку не попорть идиот… не попорть… идиот» эхом раздавлюсь у меня в сознании. Последние слова, что я услышал прежде чем схватить пулю, которая не разнесла мне череп на куски и не разбросала мозги по столу только по одной причине. Пару лет назад я, изрядно набравшись мексиканской текилы врезался на пятидесяти милях в час в шоссейный столб и как итог - мой порш в котлету, а в черепе на затылке зазияла огромная дыра, которую эскулапы залатали титановой пластиной, что и остановила пулю, не дав ей проникнуть в мозг и нанести непоправимый ущерб. Море крови и наподдающее признаков жизни тело, ввели в заблуждение бандитов. Меня выбросили в какой-то подворотне, как дохлого пса. И где пышные похороны, которые мне обещала эта тварь – Ракетбол? На самом деле я благодарен ему за это. Было бы намного хуже очнуться в гробу на глубине двух метров. А могли привязать груз к телу и сбросить в гудзон или порубать на куски и скормить собакам, просто сжечь, растворить в кислоте, закатать в бетон, вариантов избавится от трупа множество. Со стонами я поднялся на ноги и поплелся куда глаза глядят, главное подальше. Шел сильный дождь, было ужасно холодно. По первых потому что этот мелкий скот – Карло, таки снял с меня куртку, а во-вторых потеря пары пинт крови вызвали сильный озноб и слабость. Благо телефон был у меня в кармане брюк, его они не тронули. Не в силах больше идти я облокотился о столб и с превеликим трудом достал дрожащими руками трубку. - Родриго бро, это Боби. Мне нужна помощь. – Набрал я единственного человека, которому мог доверится в этот момент. - Куда подъехать? – Лаконично без лишних вопросов спросил он. - Секунду! – Попросил я, и стал озираться в поисках хоть какого-нибудь ориентира. Из-за темноты, дождя и рези в глазах трудно было что-либо различить пока я не понял, что нахожусь в каком-то парке, но вот в каком понятия не имел. Меня могли отвезти на другой конец Нью-Йорка. Наконец выхватив глазами среди деревьев некий объект, я пытался понять, что это. Голова плохо соображала, Родриго терпеливо ждал. Огромный металлический стилизованный глобус. О! Я понял, где я. –Флэшинг Медоу Парк, восточная сторона. И настолько быстро насколько ты сможешь, - выдохнул я и поплелся к скамейке, потому что ноги уже не держали. - Буду через пол часа, максимум сорок минут. Держись Боби, - обнадежил меня Родриго. Старый друг, который собственно и свел меня с Марчелло имел неплохие связи и большие возможности, а еще он был мне должен. Долги надо отдавать, он не продаст. В этом я был уверен. Я не мог уследить за ходом времени, и за происходящим вокруг, в голове туман, а перед глазами все плыло. После моего звонка Родриго прошло полчаса, может быть и час, а может и вся вечность. Вдруг меня кто-то схватил за плечо. - Боби, что черт возьми с тобой произошло, - услышал я сквозь шум и какофонию звуков, которые терзали мое сознание родной голос- это был Родриго. - Потом, все потом, давай двигаем отсюда, - прошептал я, схватив того за руку и тяжело встав на ноги дал отвести себя к машине. Он гнал как сумасшедший, или по крайней мере мне так казалось. Он что-то говорил о потери крови и срочном вмешательстве врачей о чем-то еще. Господи! Да он вообще не закрывал свой рот. Родриго любил поговорить. Было очень тяжело вести эту светскую беседу, и я просто попросил друга закрыть свою пасть и дать мне немного отдохнуть. В окне справа проносились здания, машины, люди. Я думал, что сейчас вырву, словно пару литров хорошего ирландского виски девять миллиметров свинца выпущенные с огромной скоростью хорошо дали по мозгам. Дальнейшее я помню очень смутно: какие-то люди, суматоха и беготня вокруг меня, речь на испанском. Меня двигали, кололи иглами, заставляли пить какие-то таблетки, копошились в моем затылке, а потом забинтовали мою глупую голову и уложили на диван. Я провалился в небытие и перед глазами маячил тот злополучный туз крестей, карта строила рожи и откровенно над о мной издевалась. Несколько дней я балансировал между жизнью и смертью то приходя в сознание то снова проваливаясь в бред. Пока не пришел спокойный, восстанавливающий силы сон. - Аmigo, bebe agua, – услышал я, - bebe agua, ну. – Открыв глаза я увидел незнакомого мне мужика со стаканом воды в руке. Приподнявшись я, с трудом заставил себя немного попить воды, вызвав возглас одобрения и радости в голосе здоровенного мексиканца. - Родриго? – спросил я желая видеть своего спасителя. - Rodrigo no esta en casa. Necesita dormir. Отдыхай, тебе надо набираться сил, - с большим акцентом произнес он и поправив одеяло ушел по своим делам. Потом мне принесли поесть. Самые разные люди то приходили, то уходили, приходили принести мне еду и воду, сменить повязку, в общем всячески за мной ухаживая. У Родриго была большая семья и вся она была страстно увлечена мной и состоянием моего здоровья. Через несколько дней я уже мог самостоятельно передвигаться и общаться с многочисленными родственниками Родриго на их родном языке. Если ты живешь в Майями не знать испанского ты просто не мог. Шумные потомки конкистадоров сдували с меня пылинки, за что теперь уже я в неоплатном долгу перед Родриго Гонзалисом - хозяином ночного клуба – «Dulce Lolita» Собирая пазл с маленькой Розой – племянницей Родриго, я услышал, как из прихожей донесся его голос. - Боби, привет бро, ты как? – Спросил он войдя в комнату. - Rose carino, ve con mama, - поцеловав девочку в макушку сказал он, выдворив ту из комнаты. – Я слышал, что произошло, - серьезно начала он, присев на край кровати. – Вот же сука Марчелло! Этот порванный гондон совершенно попутал. Какие планы Боби? Никто не знает, что ты выжил. Лучше, что бы так оно и оставалось. Если спросишь моего мнения, то тебе надо вернутся в Майями и залечь на дно, а то Ракетбол захочет довершить начатое узнав, что ты все еще коптишь воздух. - Родриго, -хрипло сказал я, - спасибо тебе за все. – В моей голове яркими образами маячили довольные рожи победителей - трое жуликов которые раздавили мою гордость превратив ее в мокрую смердящую лужу. Я просто не мог оставить это так. И да, я обещал себе, что если выживу, то вернусь в Майями и постараюсь об о всем забыть. Но не мог. Не мог себе это позволить. – Родриго, мне нужно собраться силами, а потом ты организуешь мне игру с этими троими. – Твердо сказал я, глядя ему в глаза. - Ты в своем уме, идиот? – Ошарашенно спросил он. – Какая игра? Если тебя увидят на горизонте, не будет никакой игры, а будет пуля, но уже в сердце где у тебя нет пластины, которая ее остановит. Ракетбол не повторяет ошибок. - Плевать на Калини, плевать на Ракетбола. Мне нужна игра. Нужна Родриго, понимаешь?! Я больше ни о чем больше тебя не попрошу. - Конечно не попросишь, потому что будешь дохлый. Совсем дохлый. Сечешь? – С отчаянием в голосе спросил он, но встретив мой непреклонный взгляд обреченно опустил голову и махнул рукой. Не желая больше стеснять гостеприимных Гонзалис, я решил, что пора. Как только я почувствовал в себе достаточно сил я поблагодарил всех за внимание и заботу и покинул их дом. Унося с собой тепло и ласку этих добрых людей, и кучу слюнявых поцелуев маленькой Розы в придачу. Перебравшись в однокомнатную студию на краю Квинса, я стал зализывать свои раны и готовиться к реваншу. Только настоящий игрок поймет бушующие в моей душе страсти. Мне не только прострелили башку, меня унизили, растоптали мое достоинство, плюнули в душу. Я просто не смогу жить если не отыграюсь. А потом Марчелло пусть делает со мной что хочет. А если повезет, я все-таки докажу Ракетболу, что не хуже этих троих, а главное я докажу это самому себе. Несколько долгих месяцев я безвылазно сидел в квартире, натаскивая себя, тренируясь. И вот когда решив, что готов, я попросил Родриго все устроить. «Deja vu» - слово как никакое другое подходило к случаю. Обшарпанная комнатка, дым коромыслом, трое за столом покрытый синим сукном. Троица, которая в прошлый раз дала мне четко понять где мое место. Но я настырный, всегда им был и согласится с таким положением не желал. - Глазам своим не верю! – Воскликнул Саша Верник - великан с добродушным лицом, как только я вошел. - Я рад, что ты жив, - улыбаясь словно ничего не произошло хрипло сказал дядя Сережа. - О! Новая куртка, - возбужденно хлопнув по столу, прокричал, не вынимая сигары из о рта малыш Тунито. И все, ни каких расспросов. Что, как, откуда да почему. Этим ребятам было без разницы, каким образов я воскрес и что этому предшествовало. Им было абсолютно все равно, их интересовала лишь игра. Это меня устраивало. И присоединившись к игрокам, налил себе полный стакан виски. Они с интересом наблюдали за мной и терпеливо ждали пока я расправлюсь с изрядной порцией крепкого пойла. Вот теперь я был готов. Легкий туман в голове быстро развеялся, и мы стали обговаривать условия игры. Было даже немного обидно и непонятно как можно быть настолько безразличным и равнодушным к тому, что со мной произошло?! Впрочем, я хотел игры и ее получил. Главное ее теперь не просрать. «Соберись Боби», - подбодрил себя я и объявил шесть пик, навязывая им закрытую игру. Преимущество словно пьяная девка качаясь склонялось то в одну сторону то в другую. Воздух звенел от напряжения. Карты, словно живые обладающие разумом создания, плели сети, в которую кому-то из нас суждено было угодить. Только игрок поймет и оценит, только тот, кто живет от прикупа к прикупу почувствует токи и энергию текущие сквозь меня, в эти мгновения. Саша сдал и я взглянув на свои карты тихо про себя охнул. Длинные червы и пики обеспечивали меня стопроцентные восемь взяток, но если две заветные карты непринужденно лежащие среди фишек дадут мне, то что мне надо я смогу не взять не одной сыграв мизер. От проницательного дяди Сержи не укрылись мои метания, и он нахмурившись сказал: - Боби, не рискуй. Оно того не стоит. Послушайся старика. - Не всегда стоит идти до конца, - изрек мудрую мысль Верник. - У тебя еще много курток, Боби? – Смеясь спросил Тунито. Я понимал, что меня подначивают, но шел на рожон. - Мизер! – Воскликнул я, не дав себе времени поразмыслить над всем этим как следует. Все с готовностью пасовали, предоставляя мне возможность копать себе могилу с чистой совестью. Схватив прикуп я с надеждой посмотрел на карты. Две дамы. Две девушки, смотрели на меня подмигивая и улыбаясь. При любом другом раскладе, две дамы на прикупе при мизере это катастрофа. Но не в этот раз. Фортуна решила отблагодарить меня за настойчивость и веру что все будет хорошо. Дама червей и дама пик отлично легли в длинный ряд. Сбросив семерку бубен и семерку крестей, я был готов отразить любую атаку. С таким раскладом ты или берешь десять, или не берешь ничего, зависит от того чей ход. Ход был не мой - подарок судьбы. С восходом солнца расписывая пулю и подсчитывая итоги, мы веселились, рассказывая друг другу старые анекдоты. Я был впереди с хорошим отрывом, за мной шел Карло, а за ним дядя Сережа. Саша Верник плелся в хвосте, что никак не отразилось на его настроении. Проиграв шестьдесят тысяч, он хитро улыбался и грозился отыграть все обратно. Потянувшись и сунув в карман моей ! куртки пару пачек сотенных, Тунито подмигнув мне вальяжно покинул помещение. - Хорошая игра Боби, - сказал дядя Сережа. - Но будь осторожен. Ракетбол ничего не забывает и ничего не прощает. Уезжай. Уезжай как можно дальше и как можно быстрее. Сыграем как-нибудь еще, - сказал он и набросив на себя драповое пальто тихо ушел вслед за Карло. - Закажи такси и вали отсюда да побыстрее, как тебе и посоветовали, слушай что тебе старшие говорят, - положа руку мне на плечо произнес Саша, - ты доказал все что должен был. Ведь ради этого все это затевалось ни так ли?! Оставшись один в я чувствовал, как спадает напряжение, вслед за которым пришла апатия и страх. А было ли оно так все это обходимо? Не сглупил ли я?! Прекрасный вид восходящего солнца ослепил меня на мгновение лишив меня осторожности и чувства опасности. Я не заметил, как из машины, стоящей в тридцати футах от входа в многоэтажное здание бюджетного жилья в сердце Квинса, вышел мужчина в черном костюме и латексных перчатках сжимающий в правой руке глок с навинченным на ствол глушителем. «Ракетбол ничего не забывает», - вспомнил я слова дяди Сережи. Глухой хлопок, а за ним еще два. Три пули со смачным звуком вошли в грудь отбросив меня к двери. С удивлением я смотрел как красное пятно стремительно расползается по белоснежной футболке. Красное на белом -красивое сочетание. Чем-то напоминает цвета на рубашках игральных карт. Карт, которые были для меня смыслом жизни и которые стали причиной моей смерти. «А ведь действительно, хорошая была игра», - подумал я прежде чем закрыть свои глаза навсегда. Конец.
  2. Смотрел. Спасибо бро. Действительно хорошее кино.
  3. Дешевые. Может прикупить парочку?! Они такие забавные.
  4. Я думаю , что товарищу сперва надо сирозоно взяться за русский язык а потом уже штудировать правила как правильно входят в хату. Авторитеты знаете ли люди образованные.
  5. "Тот кто назовет тебя долбоепом, тот маладетс" это не мои слова.
  6. Кстати бразерс хотел спросить. Можно инокулировать панами зерно что бы прсмотреть есть в принтах заражение трихой и если все окажется чисто перенести уже на навоз и сено?
  7. Вообщем бразер сегодня обнаружил вот это. Печаль и горе. Кейк словил триху. Впрочем. Он и так уже отстрелялся . Единственно что меня гложет так это то что именно вчера я снял принты. Видимо принты улетят вслед за кейками. Не хочу рисковать. Триха она мать ее такая. Придется искать новые принты но уже другие стрейны. Всем спасибо бразерс. Это было черезвычайно увлекательно. Следующий гров не за горами. И как бонус: вчера приходил друг. Который давно хотел грибов но никак не мог решится. И вот все совпалось и я скормил ему 1 грамм тропики. Ржал с него пол ночи. Он так смешно передвигался по хате как миниатюрный тиранозавр и все время смеялся. А потом закрылся в у меня в ванной смотрел там мультики пялясь в зеркало. Умелительная картина.
  8. Всем привет. Продолжается эксперимент. Пробую себя в разных жанрах. На этот раз любовная повесть с налетом мистики. Прошу любить и жаловать. Весеннее обострение. Сабрина «синий чулок», так называли эту милую девочку ее подружки за то, что она все свое свободное время уделяла книжкам, в то время как ее сверстницы кружили головы мальчикам, ходили на свидания, влюблялись, целовались. Но чернявая девчонка с длинными волосами по пояс и удивительно большими красивыми глазами на самом деле не была такой. Она тоже мечтала, она, как и все подростки к шестнадцати годам хотела внимания мальчишек. Сабрина страстно желала, отправится в путешествие в далекие страны, и чтобы ее сопровождал ее Тристан. Она мечтала в один прекрасный день быть похищенной красавцем Парисом и что бы из-за нее благородные мужи сходились в поединках. Сабрина спала и видела себя в роли Пенелопы отвергающая предложения руки и сердца сотней доблестных и бесстрашных витязей ради него единственного – ради Одиссея. Она была готова как Франческа - умереть ради любви, в объятьях Паоло. В конце концов чем она хуже Лейлы, в которую вопреки всему влюбился Кайс, и из-за которой тот стал отшельником не желая предать их любовь. А ведь они были почти ее возраста, когда между ним возгорелось пламя страсти и любви. Ну почему все считают ее синим чулком? Потому что она умная и любит книги? Сабрина вздохнув повернула голову в сторону окна и увидела за ним снегиря, умостившись на ветке яблони тот щебетал удивительно красивую песню, раздувая от натуги свою красную грудку. «Наверно он зовет свою суженную, желая предложить ей свое сердце» - мечтательно размышляла Сабрина. – «А вот мне никто не поет» - надув губки вздохнула она. – «Вон Миша Абаев, в мою сторону даже не смотрит. А пялится все время на эту набитую дуру Диану, с задницой «давай подвезу» и сиськами как у коровы». Миша – спортсмен и первый красавец в девятом «б» классе. За которым бегала добрая половина старшеклассниц. Высокий брюнет, рано узнавший, что такое опасная бритва в упор не видел воздыхающую по нему неприметную Сабрину. «А Степан?! Степа Микеев, а он почему меня не замечает? Всех он замечает, а я как будто и вовсе не существую» - на глаза сами собой навернулись слезы обиды и Сабрина быстро, чтобы никто этого не заметил, вытерла их ладошкой. Переехавший недавно из деревни в город, здоровенный детина косая сажень, не отличающийся особыми талантами и страстью к учебе, быстро показал кто в доме хозяин, сломав пару челюстей и выбив пару десятков зубов. Никто не смел смотреть в его сторону косым взглядом, и не косым тоже. Степан в свои шестнадцать выглядел на все двадцать пять. Девочки томно вздыхали, когда богатырь Степан проходил мимо, и «падали в обморок» если он соизволял обратить на них внимание. Сабрина обернулась и осторожно посмотрела через правое плечо. «Вова! Господи, какой хорошенький» - захлопала она ресничками. - «Такой лапочка, такой утипути, так и съела бы» - девочка непроизвольно улыбнулся и сердечко ее учащённо забилось. – «А то, что про него говорят, враки все это» - гневно подумала она. – «Но и Вова на меня не смотрит, словно я невидимка» Вова Брусков, был милым и тихим мальчиком. Сладким как чупачупс и не приступным как крепость Мон-Сен-Мишель. Многие девочки готовы были продать свои души ради одного его взгляда. Но Вова загадочно улыбаясь отвергал дары приносящих. Отчего обозленные на него дамы, на переменках в туалете сплетничали, что мол Вова вовсе не любит девочек, а засматривается на мальчиков. А иначе как было объяснить его поведение. Сабрина переводила взгляд от одного мальчика на другого. И все они красавцы и все герои, один лучше другого. Только вот никто из принцев и рыцарей девятого «б» класса не видел ее и в упор. - Машкова! Хватит летать в облаках, - раздался вдруг у уха грозный голос Павла Алексеевича Кожедуба – учителя математики. – Ты ведь не забыла, что скоро тебе сдавать ЕГЭ?! Я на тебя рассчитываю. Ведь ты моя лучшая ученица. Это и вас всех касается, лодыри! – Громыхал Павел Алексеевич. Если вы не сдадите экзамен, то проведете все лето в этой комнате под моими пристальным взглядом и тяжелой дланью. Итак, зная радианную меру угла (a), можно вычислить длину дуги (l), которую стягивает этот угол, по следующей формуле: l=a*R. Что такое R? Праавильно – радиус окружности. Из этого следует, что… - И учитель, заложив руки за спину резко развернулся и прошествовал к доске, объясняя нерадивым ученикам особенности радианной меры, оставив Сабрину зардеть от стыда. - Чулооок, - услышала она шепот сзади, - синий. – И сразу за этим хохот больно ударивший ее в спину. Ее спас звонок, провозгласивший о конце насмешек и издевательств. Сабрина схватив сумку, первой выбежала из класса. Ей как никогда хотелось домой. Благо это была последняя пара. И она может покинуть эти ненавистные - вопреки всеобщему мнению, ей стены и убежать домой или в парк, куда-нибудь, только подальше от этих жестоких глупых неандертальцев. Еще не успевший растаять снег тонким слоем покрывал опавшую осенью листву. Сабрина понуро шла по парку размышляя о своей горькой доли кинутой на обочину женщины. Девушка уткнулась в лужицу чистой талой воды и на нее оттуда посмотрела дивная красавица. Правильной формы носик, высокие скулы, и пухлые щечки, покрытые бархатной кожей. Шикарные шелковистые волосы каскадом ниспадали вниз, не имея возможности уместится в небольшой шерстяной шапочке. Ясные большие глаза с тоской и непониманием смотрели в отражение красивой девочки, а полные чувственные губы предательски дрожали от обиды. «Ну что со мной ни так, а?» - Тихо про себя всплакнула Сабрина. И сердито топнув ногой по луже пошла прочь, от своего прекрасного отражения, от себя. Какой толк быть красивой, если тебя все равно не замечают. Она долго еще бродила по городу. Забрела в торговый центр, и долго ходила по нему изучая наименования известных магазинов, продающих одежду от кутюрье. Затем как-то само собой, не планируя, она решила пойти в кинотеатр на нашумевший блокбастер «Мистер и миссис Смит». Сбарина с умилением на лице смотрела как милые бранятся только тешатся. Красавчик Бред Пит и его жена не только по фильму, но и в жизни Анжелина Джоли, какая все-таки прекрасная пара. Сабрина надеялась, что хепиэнд ей самой поднимет настроение, но этого не произошло и как только закончился фильм, вернулась тоска и обида на весь мир. И на все его мужское население. «А может мне стать лесбиянкой?» - зло подумала она. – «Интересно, что тогда скажут, эти напыщенные дуры?! В конце концов, если меня не хотят мальчики, может захотят девочки?» - И посмотрев на эффектную даму в обтягивающих джинсах в норковой шубке, а точнее на то, что так эффектно обтягивали джинсы, представляя возможность созерцать аппетитные формы, пришла к решению: - «Не! Это не мое. Может я и могу заинтересовать девчонок, то они меня определённо не привлекают» - и в который раз уже за сегодня глубоко вздохнув направилась домой. Не заметив с каким интересом ей в спину смотрела эта женщина, от которой не укрылся откровенно изучающий взгляд странной, но очень привлекательной девочки. Подойдя к своей квартире Сабрина, тихо отворила дверь и мышкой пыталась прошмыгнуть в свою комнату, минуя салон, в котором сидел ее отец и смотрел телевизор, в надежде остаться незамеченной. Сабрина очень любила папу, но иногда и даже не иногда, а довольно часто, он бывал просто невыносимым. Сует свой нос в ее дела. Она конечно понимала - папа любит ее, но не могла больше терпеть его излишнюю опеку. - Сабринка? Это ты? – Раздался из комнаты бархатный баритон отца. - Да папа, это я, - уронив голову на грудь воскликнула она. – Кто еще может быть. Ты, что прикалываешься? - Иди ко мне солнышко. Я хоть поцелую тебя. - Ну папа, я устала и спать хочу. – Пытаясь все еще избежать встречи с отцом крикнула она из коридора. - Подойди к отцу, Сабрин. Я же весь день один сижу тут, тебя жду. И уже пол одиннадцатого. А ты где-то гуляешь. Дай мне хоть одним глазком взглянуть на свое сокровище. Ну как можно перед этим устоять. И Сабрина прошаркала в салон, плюхнулась отцу, сидящему в кресле на колени и обняв его за шею чмокнула в щетину. - Па, тебе побриться не мешало бы, - буркнула она. - Побреюсь. А где ты была? Я просто так спрашиваю ты не подумай. Это не допрос. – Ласково спросил отец, погладив дочу по роскошным волосам. - Гуляла, - отстраненно прошептала она ему в шею. - Что интересного видела? - Да так, ничего интересного. По магазинам ходила потом в кино пошла. - А кино интересное? - Угу. - Взяла бы хоть раз старика с собой в кино. Я и по магазинам не прочь был бы с тобой походить. Купили бы тебе пару красивых вещиц. А? - Ну, па. Ты чего?! Кто в наше время с родителями по магазинам ходит. - Хм. Тоже мне. А вот раньше ходили. А с кем ты ходила, если со мной не хочешь ходить. – Бывший следователь по особо важным, не растерял сноровки и точно знал, как выпытать нужную ему информацию. - Папа! – Сердито сказала Сабрина, отстранившись. - Перестань! Это уже допрос. Я же тебя как облупленного знаю, – уже шепотом добавила она, снова прильнув к дорогому ей человеку. К очень дорогому и очень назойливому человеку. - Я же беспокоюсь солнышко. – Виновато сказал отец. – А сколько ему лет, - опять как бы невзначай спросил он. - Кому? – Не придавая особого значения вопросу, спросила Сабрина. - Твоему мальчику, как кому, – не понимая, что наступил на больную, на очень больную мозоль, спросил отец. - Да нет у меня никакого мальчика, - вскочив с его колен закричала Сабрина, - понятно тебе. Нет никакого мальчика и не будет. Так и помру девой. И ты умрешь, не увидев внуков. Разузнал все что хотел? Теперь я могу идти? – Это было последней каплей. И все, что копилось у Сабрины в течении дня взорвалось громким и горестным рыданием. Она убежала в свою комнату, оставив обескураженного отца в одиночестве. Если бы только мама была жива. Она могла бы ей посоветовать, успокоить, помочь. Сабрина очень любила папу, и знала, что отец жизнь за нее отдаст, но с отцом разве поговоришь о том, что на душе у молодой, превращающеюся в женщину, девушке. Уткнувшись в подушку, всхлипывая Сабрина и не заметила, как заснула. Ей снились фавны на единорогах, гоняющиеся за нимфами. Их лоснящиеся от пота мускулистые тела блестели на солнце. А ветвистые рога только подчеркивали мужественность. Ей снилось как робкие словно серны прекрасные нимфы дразнили мифических созданий, прячась за кронами вековых буков. Ей снилось как красивые идеально сложенные богами олимпа создания любили друг друга, кувыркаясь в папоротнике. Томно вздыхая во сне Сабрина видела себя в роли одной прекрасной нимфы с волосами, развевающимися на ветру, она видела, как ее настиг и повалил наземь могучий атлет с рогами как у лося и с лицом настолько красивым что ей пришлось зажмуриться, чтобы не ослепнуть от его красоты. Они занимались любовью пока силы не оставили их обоих. Этот прекрасный сон был наградой за все что она пережила за весь день переживаний и сетований на свою жизнь. Проснувшись утром Сабрина, чувствовала себя на седьмом небе от счастья. Полностью отдохнувшая и полная энергии она решительно вскочила и побежала в душ. Отец уже проснулся, так как из кухни доносились звуки гремящей посуды, и ароматные запахи терзающие ноздри. «Надо извинится перед папой»- подумала Сабрина, и быстро накинув халатик стала расчесывать свои длинные волосы. Она решила, что не пойдет сегодня в школу, потому что ей не хотелось портить себе настроение и боялась вспугнуть налет волшебства, который пришел к ней из ее сна. - Доча, ты уже проснулась? – Послышался из кухни голос отца. – Иди кушать радость моя. Я испек твои любимые оладушки. Ступая босыми ногами по паркету Сабрина, прошла в кухню и облокотившись о дверной проем с любовью в глазах смотрела как папа готовит ей завтрак. - Заяц, ну ты где? Прокричал отец, воюя с непослушной оладушкой, которая не хотела переворачиваться. – Тьфу, бл… еб… - раздосадовано воскликнул он. Но не громко, что бы дочь не услышала, как он ругается, ибо настырный оладий, прыгал по сковороде словно лягушка, и переворачиваться не желал. - Хи, хи, - прыснула от смеха Сабрина. Отец обернулся на звук и обомлел: - Господи! Какая ты красивая, солнышко. Прям вся в маму. Сабрина закусив губу, опустила глаза в пол. Воспоминания о матери, которая больше никогда не обнимет и не поцелует потому что рак поджелудочной забрал ее у них нахлынули на нее моментально испортив настроение. - Ну ладно, - спохватился отец, - давай завтракать. Горячие оладушки с кленовым сиропом, снова вернули Сабрину в строй и на ее красивом милом личике заиграла лучезарная улыбка. Отец смотрел как доча уплетала за обе щеки оладьи и щемящее чувство нежности и любви переполняли его. Он никогда и никому не даст обидеть свою рыбку, будет защищать ее, поддерживать, пока силы не оставят его и глаза не закроются навсегда. Закончив трапезничать Сабрина откинулась на спинку стула и отдуваясь поблагодарила родителя за прекрасный завтрак, и чмокнув того в ухо ускакала собираться на прогулку. Ей хотелось подышать воздухом, пройтись по городу, посмотреть на людей, показать себя. - Только не допоздна! – Строго сказал отец, проводив Сабрину до двери. - Обещаю па, - улыбнулась она и накинув на себя невесомую мамину шаль выскочила наружу. Ясный, погожий мартовский денек был сдобрен приветливым солнышком и мягким теплым ветерком. Все это способствовало хорошему настроению. Сабрина легкомысленно прискакивая на одной ножке улыбалась и напевала «самертайм» Ланы Дел Рей. Направившись в парк она проторенными тропинкам подошла к небольшому прудику, в котором плавали лебеди и утки. Сабрина пожалела, что у неё с собой ничего не было что бы угостить величавых птиц. Хотя… Покопавшись в сумочке она обнаружила там небольшой судочек, наполненный утренними оладушками. «Папа! Какой он все-таки молодец» - с благодарностью подумала она. – «Спасибо па!» Присев на корточки, она стала отрывать кусочки и кидать их в воду. Тут же на пир стали собираться водоплавающие с благодарностью Сергею Михайловичу Машкову за угощение, поглощать сладкое тесто. Сабрина с умилением смотрела на этих свободных птиц и думала, о том, что не все так плохо как она себе представляла. Сон никак не хотел уходить из ее сознания. Образ ее возлюбленного фавна из сна не покидал ее, а она этого и не желала. У нее возникло непреодолимое чувство, что она встретит свою любовь и то, что это произойдет очень скоро. Быть желанной, быть востребованной и нужной, быть любимой – мечта каждой женщины. Когда была жива мама она видела, как они с папой смотрели друг на друга, сколько нежности и заботы плескалось в их глазах. Не смотря на загруженность на работе Сергей Михайлович всегда находил время на них. Папа был не из тех которого никогда не бывало дома. А когда мама заболела отец, разрываясь между необходимостью содержать семью и заботой о маме сильно подорвал и свое здоровье. Это любовь, Сабрина это знала, потому как иначе это объяснить было невозможно. Когда любишь ты готов на многое – на все. Она так сильно хотела почувствовать на себе это безграничное чувство ответственности и самопожертвования, так сильно. Она… - Они красивые не правда ли ? – Раздался из-за спины приятный голос. От неожиданности Сабрина дернулась и чуть не упала в воду, но сильная мужская рука подхватила ее. Сабрина широко раскрыв свои прекрасные глаза смотрела на незнакомца и сердце ее било в набат, грозя выскочить из груди. Карие глаза молодого мужчины лет двадцати смотрели на нее с тревогой, легкая щетина прям как у папы покрывала его лицо придавая тому мужественности. Идеальной формы греческий нос и немного обветренные полные губы. Тот был одет не по погоде в футболке с короткими рукавами, что выгодно подчеркивало крупные бицепсы и сильные жилистые предплечья. Сабрина безвольной куклой висела на руках полубога, на нее с легкой иронией и грустью смотрел ее фавн из сна. Сабрина тихо вздохнула от переполняющих ее чувств и обмякла в обмороке. Ее лица что-то касалось, нежно и одновременно требовательно. Капли дождика падали на щеки и губы. И запах, этот удивительно приятный запах мускуса заставлял млеть, хотелось растворится в этом запахе. Звуки доносились до нее словно она находилась в коконе из ваты. Она спит? Ей все кажется? Она не спешила открыть глаза боясь спугнуть мгновение. И снова легкое касание и снова дождик, звуки становились отчетливее. Наконец придя в себя Сабрина открыла глаза. Ее переместили на скамейку, а голова лежала на коленях полубога . Тот похлопывал ее по щекам и окроплял водичкой пытаясь привести в чувство. Безграничная тревога в удивительно красивых глазах и голос - этот завораживающий сознание голос вибрировал на всех частотах заставляя ее сердце учащенно биться. - С Вами все в порядке девушка. Простите меня пожалуйста я не хотел Вас напугать. Б-га ради, простите. - Не…Нечего страшного, - сипло проговорила Сабрина. Не торопясь покидать эти уютные колени божества из ее сна. Она была готова вечно лежать на них и смотреть в эти глаза, готова вечно чувствовать на себе эти сильные и одновременно мягкие заботливые руки. Но он распорядился за нее и аккуратно нежно приподнял и помог принять вертикальное положение. - Как Вас зовут? - Спросил мужчина. - Сабрина! А Вас? – Не отрываясь от созерцания чуда выдохнула она. - Гавриил! Вы хорошо себя чувствуете? Вы меня сильно напугали Сабрина. - Как ангела. - Простите, - не понял незнакомец. - Ваше имя. Гавриил! Это имя одного их архангелов, - пояснила Сабрина. - Вы сведущи в писании, Сабрина? – Улыбнулся мужчина. - Кино видела, - испугавшись что отпугнет чудо поспешила сказать Сабрина. Она вдруг подумала, что никто не любит умных женщин. Мужчины воспринимают умную женщину как конкурента. И она не хотела, чтобы ее фавн отстранился и ушел в поисках глупой бабы с сиськами как у коровы. Но как оказалось Гавриил таким не был. - Вы лукавите, как мне кажется Сабрина, - с легкой улыбкой сказал он. – А имя мне действительно дали в честь ангела. Так мне рассказали «мамы» в детском доме. Когда меня нашли на пороге детдома, маленького ангелочка, они дали мне имя Гавриил, - все с той же теплой улыбкой на лице, сказал он. - Ох! – Выдохнула Сабрина, смутившись. - Нет, нет! Все хорошо. Простите я не хотел Вас смущать. Мне повезло. Меня вырастили прекрасные люди, а родителей я никогда не знал. Мои настоящие мамы — это воспитательницы детского дома где я вырос. Право простите, разоткровенничался, я. Вы к этому располагаете Сабрина. – настало время смущаться ему. - Правда? - Ага! – Сказал он, а потом немного пожевав губу неуверенно спросил, - Сабрина, а Вы просто гуляете или ждали кого? - Просто гуляла, - ответила Сабрина и потупив взор с замиранием в сердце ждала продолжения. Ей очень хотелось, чтобы Гавриил предложил ей погулять вместе. Она очень не хотела, чтобы он уходил, а если он уйдет, то она побежит за ним - Вы не будите против погулять вместе? – спросил он. - Конечно, - выпалила она, вызвав легкую улыбку Гавриила, и тут же устыдилась своего порыва. - Я благодарен Вам Сабрина, - ответил он. – Куда пойдем? И они пошли гулять по парку, разговаривая на самые различные темы. Гавриил оказался очень начитанным и образованным человеком. Сабрине казалось, что нет тем, в которых он не разбирался бы. Она чувствовала с ним свободной быть самой собой. У них было много общего, да что там много – практически все. Книги, которые она читала, читал и он, фильмы которые любила она любил и Гавриил. Одна и та жа музыка волновали сердца этих двоих. Говорили они и политике и геополитике, о экономическом положении в котором прозябала их страна да и весь мир. Гавриил работал продавцом в киоске. Что никак не вязалось с его интеллектом и начитанностью. Сразу после армии он хотел поступить в универ но по каким то причинам отказался от этого. Пока их отношения не зашли так далеко что бы он откровенничал. Но Сабрина надеялась, что все еще впереди. Тихая работа в киоске давала ему возможность читать, много читать. Он смеясь рассказывал, что у него в киоске книг больше чем товара, которым он торговал. Спустя пару часов по парку они решили пойти в зоопарк, и уже там Гавриил показал великолепные познания в зоологии, рассказывая Сабрине о животных их повадках и много историй с ними связанных. Девушка нежилась в лучиках света и надежды исходящих от этого удивительного мужчины. В зоопарке они пробыли практически до его закрытия. Сильно проголодавшись молодые люди стали судить да рядить куда бы пойти перекусить. Сабрина предложила пойти в Макдональд на что ее кавалер фыркнув повел ее в довольно дорогой ресторан. После того как принесли меню Сабрина тайком осмотрев содержимое своего кошелька пришла в ужас от того, что не сможет оплатить ужин и опозорится. Возможность того, что Гавриил заплатит за нее она даже не рассматривала. Да и потом откуда у продавца киоска деньги на дорогой ресторан. А если и были, то это наверняка вся зарплата, которую он должен заплатить хозяину квартиры или еще на какие–нибудь нужды одинокого мужчины. Проницательный Гавриил заметил душевные переживания девушки, и впервые коснувшись ее рукой тихо сказал: - Сабрина Вам не зачем беспокоится. Не обеднею. В этом месяце мне выдали премию, так что гуляем, - подмигнув сказал он. Они заказали пару сочных стейков, картофельное пюре с розмарином и украшенное веточками укропа хорошо сдобренное сливочным маслом и с нежным грибным соусом. Горка горячих маленьких булочек из печи пахла весной и мамой. Сабрина посмотрела на Гавриила и ей так сильно стало жалко его, что он не познал любовь и заботу, которая могла дать лишь настоящая мама. Она с умилением смотрела как он кушает. Аккуратно, не торопясь, хотя было видно, что он был очень голоден. Вдруг Гавриил, подозвав официанта попросил принести вино. Два высоких бокала с ярко-красной жидкостью манили и звали. Но Сабрина не любила вино, как, впрочем, и любой другой алкоголь, но стыдилась об этом сказать парню. Гавриил, подняв бокал произнес тост за знакомство и пригубив вино тут же поморщился. - Никогда не любил вино, - виновато сказал он. - А зачем тогда заказали? – Улыбаясь спросила Сабрина. - Произвести впечатление! – Буркнул он, пристыженно. - Вы уже произвели Гавриил, - тихо сказала она, опустив глаза, - я тоже ненавижу вино. – И они дружно засмеялись в один голос. - Какая красивая пара, – послышалось рядом. Мимо проходили пожилые муж и жена. – Береги ее парень! – Сказал мужчина, заметив, что они их услышали. – Глаза которые так на тебя смотрят, будут смотреть на тебя всю твою жизнь, - и приобняв свою жену, с которой наверняка прожил не один десяток лет, нежно поцеловал ее в щеку. - Обещаю! – Серьезно сказал Гавриил, не отрывая своих глаз от Сабрины. Они долго сидели, говорили о многом, Гавриил оказался обладателем прекрасного чувства юмора. Он много шутил, а Сабрина непритворно хохотала над его шутками. Наконец заказав десерт и отведав изысканного граните с миндальным крамболом от шефа Гавриил, попросил счет. Улыбаясь оплатил его оставив щедрые чаевые. Сабрина не знала во сколько обошелся ужин и сколько чаевых оставил Гавриил, но по радостной улыбке официантки поняла, что ее парень (а именно так ей нравилось думать) не пожадничал. Может молодой человек и рисовался перед ней, это было не важно, потому что Сабрина была готова простить Гавриилу эту мужскую слабость. Поблагодарив персонал ресторана за ужин и прекрасно проведенное время, пара вышла на воздух. И если внутри было тепло и приятно, то на улице вечерком в эти первые дни весны было мягко говоря прохладно. Учитывая, что Гавриил был в одной футболке надо было срочно где-нибудь спрятаться и они в один голос спросили друг друга, куда пойдем. Гаврил не изъявлял желание попрощаться, а Сабрина и подавно желала, чтобы этот волшебный день не кончался никогда. По стечению обстоятельств здание ресторана располагалось аккурат напротив кинотеатра, и они, не сговариваясь опять же одновременно, указали на красивое здание – храм синематографа. Войдя в фойе кинотеатра, где было подозрительно безлюдно, молодые стали изучать афиши. Время было позднее и как правило на вечерних сеансах крутили всякие ужастики. Так и сейчас, единственное, что можно было посмотреть так это – вторая часть нашумевшего фильма ужасов «Оно» - «Оно2» или «Проклятие Анабель», а Сабрина надеялась попасть на какую-нибудь романтическую комедию или любовную драму. Но она не сильно расстроилась главное - это провести в обществе Гавриила еще пару часов, пусть даже по соседству со злобным клоуном или страшной на вид куклой с рекламных афиш. Было решено идти на «Оно2». Практически пустой зал, кромешная тьма, уродливая рожа клоуна и загадочный шепот монстра из канализации заставили Сабрину прижаться к Гавриилу. А в один из моментов, когда клоун поманил, а потом набросился на наивного ребенка, чтобы того сожрать Сабрина, вскрикнув, ухватила Гавриила за руку, вызвав у него снисходительную улыбку сильного мужчины. Только после – когда пошли финальные титры и включили свет Сабрина, поняла, что все это время держала Гавриила за руку и покраснев быстро отпустила его ладонь, пробормотав извинения. Гавриил не стал заострять на этом внимание, сделав вид, что ничего не случилось. Снова сменив тишину, тепло и уют закрытого помещения на холод и моросящий дождик шумной улицы, Гавриил украдкой посмотрел на часы. - Вам надо идти Гавриил? - Выдохнула Сабрина. - К сожалению, - виновато сказал он. – Я должен сменить работника в киоске. Я рассказывал, сегодня моя смена вечером. Киоск двадцать четыре на семь ведь. Работает круглые сутки семь дней в неделю, - пояснил Гавриил. Сабрина пыталась быть невозмутимой, но это с трудом получалось. Видимо ее метания не укрылись от парня, он, осторожно взяв ее за плечо и посмотрев ей в глаза сказал: - Сабрина, ведь есть еще и завтрашний день, а за ним следующий, впереди у нас многие годы. Сабрина от этих слов чуть не задохнулась от счастья, а сердце замерло, остановив свой ход. Она не знала, что сказать и как среагировать. Это был самый счастливый в ее жизни день, а слова этого удивительного человека были словами, которые она готова слушать дни и ночи напролет всю свою жизнь. Она смотрела в его глаза купаясь в лучиках в них сверкающих, и так наверно простояла бы вечно если бы не резкий порыв ветра, который сорвал с шеи мамину шаль. - Мама! – Не произвольно вскрикнула Сабрина, вскинув руки пытаясь перехватить шаль. Но Гавриил среагировал как надо, кинувшись за легким шелком вдогонку, не разбирая дороги и препятствий. Визг тормозов, глухой удар и дикий крик вогнали Сабрину в ступор полностью отключив ее от действительности. Словно в немом кино без звука она смотрела на происходящее. Беготня людей, водитель новенького аудио бегающий вокруг обхватив голову руками, мощный ливень как по заказу. Она ничего и никого не видела и не слышала, для неё все перестало существовать, только тело Гавриила, отброшенное к обочине лежащее в неестественной позе, сфокусировалось в ее сознании. Как во сне Сабрина медленно подошла к нему дрожа всем телом, игнорируя всех. Упала на колени и нежно взяла лицо любимого в свои руки. Слезы смешиваясь с дождем лили из глаз не прекращаясь. Он еще был жив. Из о рта пузырясь шла кровь, красивое лицо было страшно обезображено сильным ударом, с правого бока торчали выломанные ребра. Гавриил пытался, что-то сказать, но сил не было. Сабрина наклонилась, прижав ухо к его губам. - Сабрина… ты самая удивительная девушка на свете, – с трудом прошептал он. - Будь я человеком, я бы не моргнув поменял бы все годы… все годы, отведенные мне жизнью на этот день с тобой… Будь счастлива… Не бойся жить… Помни меня… Но не долго… Все будет хорошо солнышко. - Будь ты человеком? – Оторвав от него лицо и посмотрев в глаза, прошептала Сабрина не понимая, что это значит. - Гавриил! Помнишь? Как ангел… - сказал он и медленно закрыл глаза, и больше они не открывались Сабрина не помнила, как ее оттеснили от трупа. Не помнила, как приехала скорая. Не помнила она как пришла домой, не помнила разговора с отцом и был ли он вообще. Она вообще ничего не помнила. Все было словно во сне. И был ли этот день явью или нет она уже и не знала. Она сидела на кровати в своей комнате отрешенно смотря в одну точку сжимая в руке мамину шаль, пропитанную кровью. Кровью ангела. Конец. -
  9. Кстати вчера принял 2 гр. Трип дибильный был. Не о чем. 2 грамма мало однозначно. Вот в предыдущий раз 3,5 брал было мощно. Даже очень. Но опять же не очем. Не знаю бразерс. От кубов и озарение и тема и просветление. А паны пока не радуют. Совсем. Но я не теряю надежды с ними сблизиться. Забавно что на исходе трипа с панами возникают мысли вроде: нахер мне это нужно. Нафиг выброшу лотки и банки. И т.д. но потом когда отпускает. Понимаю что нес чушь. И бегу проверять парники.
  10. Спасибо бразерс. Много нюансов есть. Изучаю их. Готовлюсь к следующему грову. На след. недели поеду за говняхами. Хочу попробовать гров в мешках. Собранно где то пол кило. Рассчитывал на большое. Но по неизвестной причине, грибы синеют и бортируются. Камрад ангам говорит вода, камрад арендатор говорит нехватка микроэлементов а может и то и другое вместе. Но ведь это первый гров. Хоть и кривой но грамм 30 сухого веса есть. Что есть гуд. Они еще подрастают. Но думаю это уже как утешительный приз. 30 горамм панов 150 кубов. На долго хватит. Кубы от жары прикуели уже вторую неделю после ргхш в парнике чалятся и плоды не дают. А я жду. Посмотрим что будет дальше. Я пока полноценный гров по панам не сделаю не успокоюсь. Так что бразерс вас еще ждет террор от Туранчекса. Мира вам.
  11. Итак собираю потехоньку. Паны не дают так называемых волн. Они просто растут одни за другими. Сегодня собрал еще грамм сто. Шляпки очень ну очень тяжелые. Взял несколько на принты.
  12. Тот кто назовет тебя долбоепом сам не ушел далеко. 7мь грамм это в пределах разумной дозы. Так что на долбоебизм не посетуешь. И да , урожай от урожая разница. Я принимал 15ть предыдущего сбора и они даже приблизительно не подействовали как 7мь с последнего урожая. Бедятина с 5ти грамм это следствие твоих переживаний с предвдущего трипа. Надо было сделать передышку как минимум в две а то и три недели. Я тоже люблю триповать раз в неделю сегодня пойду с панами. Насчет диеты. Советую вообще ничего не кушать с утра. И прекрасных трипов. Хорошо что ты дисципленированый человек это помогает
×
×
  • Создать...